Призрак Михайловского замка

Как обычно рассказывают:

Едва вступив на престол после кончины матери, Павел приказывает строить Михайловский замок, сыгравший столь трагическую роль в его судьбе. Здесь он прожил всего сорок дней, здесь был убит, и здесь же родились первые легенды о появлении его призрака.

Дух почившего императора имеет почти точную дату рождения. В 1819 году Михайловский замок, долгое время пустовавший, передали Инженерному училищу, юнкера которого уверяли, что каждую ночь, ровно в 12 часов, в окнах первого этажа появлялась тень Павла I с горящей свечой в руках.

Так будто бы начиналась долгая история знаменитого привидения. Правда, еще строители, ремонтировавшие Михайловский замок накануне передачи его Инженерному училищу, если верить легендам, неоднократно сталкивались с невысоким человеком в треуголке и ботфортах, который появлялся ниоткуда, словно просочившись сквозь стены, важно расхаживал по коридорам взад и вперед и грозил работникам кулаком. Если верить фольклору, дух очень напоминал экспансивного и эмоционального государя Павла Петровича.

Многие современные обитатели замка до сих пор утверждают, что неоднократно видели призрак императора, играющего на флажолете – старинном музыкальном инструменте наподобие флейты. И сейчас в гулких помещениях бывшей царской резиденции таинственно поскрипывает паркет, неожиданно и необъяснимо стучат двери и при полном отсутствии ветра настежь распахиваются старинные оконные форточки. Обитатели замка, как завороженные, отрываются от дел и тихо произносят: «Добрый день, Ваше величество»[1].

На самом деле:

Первое, что следует опровергнуть — это появление призрака Михайловского замка сразу после гибели императора, во время ремонта под Инженерное училище или же в 1819 году. Мы можем утверждать, что призрак объявился не ранее конца 1840-х годов. На каком основании? Дело в том, что в 1830-е-1840-е годы здесь учились известные в будущем литераторы: Ф.М. Достоевский и Д.В. Григорович.

Д.В. Григорович оставил довольно подробные воспоминания о своём обучении. Литератор стремился сделать мемуары не только информативными, но и занимательными, сообщая, к примеру, о дедовщине среди учеников или о самодурстве Великого князя Михаила Павловича, шефа училища[2]. Совершенно очевидно, что если бы среди учащихся ходили слухи о призраке, Д.В. Григорович бы их упомянул.

Ф.М. Достоевский и Д.В. Григорович были товарищами в училище, у них были общие литературные интересы и общий круг чтения. Сам Ф.М. Достоевский запоем читал «Петербургские повести» Н.В. Гоголя, а Д.В. Григоровичу советовал прочесть «Астролога» В. Скотта и «Кота Мурра» Э. Гофмана[3]. Сложно поверить, что погружаясь в мистический мир Гофмана и Вальтера Скотта, будущие литераторы могли полностью игнорировать мистику здания, в стенах которого жили, но об этом ни у того, ни у другого ни слова.

 

Загадочный генерал

Вероятно, призрак родился в конце 1840-х-начале 1850-х годов. Дело в том, что в 1862 году Инженерное училище закончил двадцатилетний И.С. Запорожский. Следующие два года он будет продолжат ь учёбу в Николаевской инженерной академии и будет выпущен оттуда в чине штабс-капитана. Запорожский будет служить в Польше, на Кавказе, на Украине, закончит свою карьеру генерал-майором и умрёт в начале XX столетия[4]. Этого человека, в отличие от некоторых других выпускников Инженерного училища, не знают ни военные историки, ни историки литературы, ни историки фольклора. Однако именно И.С. Запорожский сделал призрак Павла I известным каждому петербуржцу. Ведь именно он рассказал автору «Левши» и знаменитому публицисту XIX века Н.С. Лескову историю, которая легла в основу рассказа «Привидение в Инженерном замке»[5]. Напомним фабулу этого рассказа.

 

«Привидение в Инженерном замке»[6]

Умирает начальник Инженерного училища генерал Ламновский. Учащиеся ненавидят Ламновского за жестокость и часто пародируют его привычку «доить нос», т.е. тереть нос при произнесении скучных и сбивчивых речей. Во время траурных мероприятий ночью на карауле у гроба Ламновского остаются четыре кадета. Один из них, особенно ненавидевший покойного, решает в шутку «подоить» ему нос.

Когда шутник дотрагивается до носа, начинает твориться чертовщина: погребальная пелена покойника опутывает кадета, а в дверном проёме появляется ужасный призрак, описание которого весьма впечатляюще: «Привидение не было мечтою воображения — оно не исчезало и напоминало своим видом описание, сделанное поэтом Гейне для виденной им «таинственной женщины»: как то, так и это представляло «труп, в котором заключена душа». Перед испуганными детьми была в крайней степени изможденная фигура, вся в белом, но в тени она казалась серою. У неё было страшно худое, до синевы бледное и совсем угасшее лицо; на голове всклокоченные в беспорядке густые и длинные волосы. От сильной проседи они тоже казались серыми и, разбегавшись в беспорядке, закрывали грудь и плечи привидения!.. Глаза виделись яркие, воспалённые и блестевшие болезненным огнем… Сверканье их из тёмных, глубоко впалых орбит было подобно сверканью горящих углей. У видения были тонкие худые руки, похожие на руки скелета, и обеими этими руками оно держалось за полы тяжёлой дверной драпировки. Судорожно сжимая материю в слабых пальцах, эти руки и производили тот сухой суконный шелест, который слышали кадеты. Уста привидения были совершенно черны и открыты, и из них-то после коротких промежутков со свистом и хрипением вырывался тот напряженный полустон-полувздох, который впервые послышался, когда К-дин взял покойника за нос»[7].

К удивлению насмерть перепуганных кадетов, призрак, приблизившись к шутнику, забирает пелену, окутавшую беднягу и крестит его. Затем призрак обнимает покойника и остаётся в этой позе. Появившиеся на крик кадетов взрослые узнают в призраке престарелую супругу Ламновского.

Данный рассказ — пример демистификации, призрак оказывается вполне живым человеком, причём способным на высокие христианские чувства любви и прощения (жена видит, как кадет хватает за нос её покойного мужа, тем не менее, помогает освободиться от пелены и крестит сорванца).

 

Дедовщина и привидения

При помощи мистической истории Н.С. Лесков имел в виду привлечь внимание общественности к мрачным порядкам, которые царили в Инженерном училище, проще говоря, к дедовщине:

«Особенно было в моде пугать новичков или так называемых «малышей», которые, попадая в замок, вдруг узнавали такую массу страхов о замке, что становились суеверными и робкими до крайности. Более всего их пугало, что в одном конце коридоров замка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, в которой он лёг почивать здоровым, а утром его оттуда
вынесли мёртвым. «Старики» уверяли, что дух императора живёт в этой комнате и каждую ночь выходит оттуда и осматривает свой любимый замок, — а «малыши» этому верили. Комната эта была всегда крепко заперта, и притом не одним, а несколькими замками, но для духа, как известно, никакие замки и затворы не имеют значения. Да и, кроме того, говорили, будто в эту комнату можно было как-то проникать. Кажется, это так и было на самом деле. По крайней мере,
жило и до сих пор живёт предание, будто это удавалось нескольким «старым кадетам» и продолжалось до тех пор, пока один из них не задумал отчаянную шалость, за которую ему пришлось жестоко поплатиться. Он открыл какой-то неизвестный лаз в страшную спальню покойного императора, успел пронести туда простыню и там её спрятал, а по вечерам забирался сюда, покрывался с ног до головы этой простынёю и становился в тёмном окне, которое выходило на Садовую улицу и было хорошо видно всякому, кто, проходя или проезжая, поглядит в эту сторону. Исполняя таким образом роль привидения, кадет действительно успел навести страх на многих суеверных людей, живших в замке, и на прохожих, которым случалось видеть его белую фигуру, всеми принимавшуюся за тень покойного императора. Шалость эта продолжалась несколько месяцев и распространила упорный слух, что Павел Петрович по ночам ходит вокруг своей спальни и смотрит из окна на Петербург. Многим до несомненности живо и ясно представлялось, что стоявшая в окне белая тень им не раз кивала головой и кланялась; кадет
действительно проделывал такие штуки. Всё это вызывало в замке обширные разговоры с предвозвещательными истолкованиями и закончилось тем, что наделавший описанную тревогу кадет был пойман на месте преступления и, получив «примерное наказание на теле», исчез навсегда из заведения. Ходил слух, будто злополучный кадет имел несчастие испугать своим появлением в окне одно случайно проезжавшее мимо замка высокое лицо, за что и был наказан
не по-детски. Проще сказать, кадеты говорили, будто несчастный шалун «умер под розгами», и так как в тогдашнее время подобные вещи не представлялись невероятными, то и этому слуху поверили, а с этих пор сам этот кадет стал новым привидением. Товарищи начали его видеть «всего иссеченного» и с гробовым венчиком на лбу, а на венчике будто можно было читать надпись: «Вкушая вкусих мало мёду и сё аз умираю». Если вспомнить библейский рассказ, в котором эти слова находят себе место, то оно выходит очень трогательно. Вскоре за погибелью кадета спальная комната, из которой исходили главнейшие страхи Инженерного замка, была открыта и получила такое приспособление, которое изменило ее жуткий характер, но предания о
привидении долго ещё жили, несмотря на последовавшее разоблачение тайны. Кадеты продолжали верить, что в их замке живёт, а иногда ночами является призрак. Это было общее убеждение, которое равномерно держалось у кадетов младших и старших, с тою, впрочем, разницею, что младшие просто слепо верили в привидение, а старшие иногда сами устраивали его появление. Одно другому, однако, не мешало, и сами подделыватели привидения его тоже побаивались. Так, иные «ложные сказатели чудес» сами их воспроизводят и сами им
поклоняются и даже верят в их действительность»[8].

 

Михайловский замок и собор Парижской Богоматери

Интересно, что дедовщина в Михайловском замке была старше, чем призрак Павла. Мы выяснили, что в первые десятилетия существования училища, будущие инженеры и не помышляли о призраках, но специфические отношения между старшими и младшими воспитанниками упоминаются и Ф.М. Достоевским и Д.М. Григоровичем, да, в общем, практически каждым мемуаристом, вспоминающим об Инженерном училище за столетие его существования.

Сложно сказать, удалось ли Н.С. Лескову при помощи своего рассказа обратить внимание общественности на дедовщину и улучшить положение младших воспитанников училища. Но привлечь внимание к Михайловскому замку ему, безусловно, удалось. Как в случае собора Парижской Богоматери, словно возникшего из небытия для парижан после выхода одноимённого произведения В. Гюго, Михайловский замок благодаря рассказу Н.С. Лескова получил мистическое наполнение, его заметили, про него стали говорить. И всё из-за призрака, которого согласно мнению Н.С. Лескова и, видимо, его информатора, И.С. Запорожского, выдумали старшие кадеты для того, чтобы запугивать младших.

 

Призрак становится страшным

В XX веке Михайловский замок начинает восприниматься прежде всего как сооружение, овеянное мистикой. Хорошая иллюстрация этого факта – упоминания Михайловского замка в «Розе мира» Д.Л. Андреева. Напомним, что Даниил Андреев — известный мистик, которого посещали регулярные видения. Эти видения Андреев воспринимал как откровения, в которых ему даётся истинная картина мироздания, состоящая из множества параллельных миров, адских и райских.

Если бы Андрееву повезло родиться за рубежом или хотя бы на пару десятилетий раньше, он, обладая безусловным литературным талантом и верой в свои паранормальные способности, мог бы стать гуру своей эпохи. Однако в сталинском Советском Союзе мистики богемного происхождения были не в моде. Ни одно произведение Андреева не было издано при его жизни, зато «Роза Мира»- подробное описание видений, изданное на излёте Перестройки, — произвело эффект разорвавшейся бомбы. В «Розе мира» несколько раз упоминается Петербург в параллельных мирах, а самые почётные места там занимают Медный Всадник и Михайловский замок.

В аду, который носит название «Агра», на крыше Михайловского замка Даниил Андреев видел огромное существо, напоминавшее «ящера мезозойской эры». «Оно было женского пола, мешковатое и рыхлое, с серою, ноздреватою кожей. Сиротливо прижавшись щекой к башне и обняв ее правою лапой, бедняга неподвижно смотрела перед собой совсем пустыми, как мне показалось, глазницами. Она была глубоко несчастна. По-моему, ей мучительно хотелось кричать или выть, но ни рта, ни пасти у нее не было. Впрочем, чревато опасностями могло быть самое чувство жалости к ней: лукавая хищница подстерегала жертву»[9]. В качестве жертв чудища выступали населявшие Агру обнажённые уродливые карлики, представлявшие собой души грешников. Будучи всосанными через поры ящера, они опускались в нижний ад, Буствич.

Если Петербург Агры представлял собой вечно тёмный  город со зданиями, излучающими кроваво-красное свечение, то Буствич состоял из нечистот ящеров, обитавших в Агре. Человеческие души здесь были не карликами- они состояли из кала и были почти лишены подвижности, пожираемые демонами-червями величиной с кошку. Именно в буствичском аналоге Михайловского замка и обитает душа Павла I. «Суровость постигшего его несчастья поразила меня, — пишет Д. Андреев.- Но мне было объяснено, что, если бы часть груза не была снята с него мукой его умерщвления в ночь на 12 марта и вместо этого он продолжал бы тиранствовать вплоть до своей естественной кончины — груз содеянного повлек бы его еще глубже»[10].

Можно по-разному относиться к произведению Даниила Андреева. Если мы хотя бы отчасти признаём реальность видений автора, Михайловский замок оказывается центральным объектом, осью мистического Петербурга — тут уже не до шалостей кадетов. Если же мы остаёмся скептиками, то очевидно, что коннотация между мистикой и Михайловским замком для москвича Д. Андреева[11] оказывается уже безусловной. Ведь когда нормальное функционирование его сознания прерывается, материалом для конструирования видений оказывается именно эта связь.

 

Физики и лирики: точки соприкосновения[12]

В 1980-е годы в СССР появились организации, ставившие своей целью исследования аномальных явлений научными методами. Среди этих организаций нас будут интересовать  Комиссия по аномальным явлениям при Русском Географическом Обществе Российской Академии Наук и организация «Космопоиск» при Московском Авиационном Институте. Почему именно они? Во-первых, потому что в силу тесной связи с авторитетными научными институтами как раз они и вызывают преимущественное доверие. Во-вторых, потому что члены этих организаций были единственными, кто проявил интерес к Михайловскому замку.

По словам Е. А. Рудновой, координатора групп «Космопоиск» по СЗФО, официальных попыток исследовать или зафиксировать паранормальную активность в Михайловском замке никто никогда не осуществлял. Связано это было, с одной стороны, с бюрократическими затруднениями: одно дело проводить исследования в поле, другое — проводить их в патентной библиотеке, которая располагалась здесь в 1980-е годы. С другой стороны, исследователи паранормальной активности всегда предпочитали массовые сообщения очевидцев-современников фольклору. И их можно понять. Исследования в основном сводились к попытке зарегистрировать отклонения в показаниях физических измерительных инструментов (счётчика Гейгера, термометра, магнитометра и т.д.) и на их основании выявить закономерность между физическими изменениями и аномальными явлениями, в основном фиксируемыми визуально.  Упрощённо говоря, наблюдая наряду с десятком других очевидцев НЛО на берегу Финского залива в окружении приборов вероятность получить показательные результаты гораздо выше, чем сидя в течение неопределённого времени в Инженерном замке.

Однако в силу широкой известности мистического фольклора, посвящённого Михайловскому замку, члены упомянутых выше организаций осуществили весьма ограниченное и неофициальное исследование, которое заключалось в опросе отдельных сотрудников Патентной библиотеки, съёмке помещений на плёночный фотоаппарат, измерении магнитного поля и лозоходстве. Результаты не были опубликованы, но, по словам Е.А. Рудновой, они были следующими:

  1. Опросы. Некоторые сотрудники сообщали об ощущениях беспричинного страха в вечернее время, об этом же говорили некоторые посетители Патентной библиотеки.
  2. Фотосъёмка. Предполагалось, что на негативе или при наложении некоторых фильтров на фотоплёнке может фиксироваться аномальная активность. Однако в данном случае фотосъёмка никаких результатов не дала.
  3. Измерение магнитного поля при помощи магнитометра. Предполагалось, что в случае аномальной активности могут быть зафиксированы существенные отклонения от общего магнитного фона. В данном случае никаких отклонений выявлено не было.
  4. Лозоходство (также известное как биолокация). Предполагалось, что при помощи изогнутой рамки или иных приспособлений (например, ветки лозы) подготовленный человек может обнаружить предметы или пустоты под землёй. Исследователи, по словам Е.А. Рудновой, хорошо понимали, что научных доказательств эффективности этого метода не существует, однако возможности использовать дорогостоящий георадар не было. Лозоходство показало наличие пустот и пересечения разломов земной коры под Михайловским замком. Предполагается, что на точках пересечения разломов земной коры аномальная активность проявляется особенно часто.

Несложно заметить, что методы и результаты исследования оказались весьма сомнительны.  Но это был единственный до сих пор случай, когда кто-либо попытался исследовать призрак Михайловского замка, а не просто пересказать легенду о нём. Безусловный вывод, который мы можем сделать на основе приведённого материала:  в петербургском фольклоре легенда о призраке Михайловского замка в XX веке стала наиболее известной мистической историей города, поэтому первым объектом Петербурга, обследованным уфологами, стало именно это здание.

 

Итоги
  1. Легенда возводит появление призрака Михайловского замка ко времени, непосредственно последовавшему за гибелью здесь императора Павла I. Однако на основании мемуарных источников сведения о призраке появляются не ранее конца 1840-х годов.
  2. Образ призрака активно использовался, если не был создан, старшими кадетами Николаевского Инженерного училища, обосновавшемся в Михайловском замке, для запугивания младших.
  3. Известность призраку Михайловского замка принёс занимательный, но в полной мере демистифицирующий рассказ Н.С. Лескова «Привидение в Инженерном замке», целью которого было привлечение внимания к дедовщине, царившей в училище.
  4. Образ Михайловского замка доминирует на картах адских двойников Петербурга в видениях мистика Даниила Андреева.
  5. Михайловский замок- уникальный объект Петербурга, где в ограниченных размерах проводилось исследование его вероятных аномалий. Аномальных явлений зафиксировано не было.
  6. Призрак Михайловского замка на сегодняшний день — известнейший призрак городского фольклора, знакомый каждому горожанину.

 

 



[1] Нами избран наиболее распространённый вариант легенды о призраке Михайловского замка, широко представленный в сети. Вероятно, он восходит к тексту сборника: Синдаловский Н. Призраки Северной столицы Легенды и мифы питерского Зазеркалья. М., 2010

[2] Григорович Д.В. Литературные воспоминания. М., 1987. Электронная версия.

[3] Гроссман Л. Достоевский. М., 1963. Электронная версия.

[4] Запорожский И.С. // Волков С.В. Генералитет Российской Империи: энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. М., 2009.

[5] Ср.: Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 тт. М., 1989. Т. 7. С. 55-56. Н.С. Лесков сообщает инициалы главных героев рассказа. Комментатор рассказа реконструирует на основе этих инициалов имя  друга семьи писателя И.С. Запорожского, бывшего  кадета училища. Ведущий петербургский специалист по литературному наследию Н.С. Лескова д.ф.н И.В. Столярова любезно обратила наше внимание на то, что рассказ о вечерних беседах Н.С. Лескова с Запорожским по поводу мистики Михайловского замка содержится и в воспоминаниях сына великого писателя А.Н. Лескова.

[6] Мы благодарим нашего коллегу к.и.н. Н. Славнитского, привлёкшего наше внимание к данному рассказу.

[7] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 тт. М., 1989. Т. 7. С. 62

[8] Там же. С. 64

[9] Андреев Д.Л. Роза мира. М., 1991. Электронная версия

[10] Там же

[11] Д.Л. Андреев родился в Берлине, но большую часть жизни провёл в Москве.

[12] Раздел написан на основе данных интервью, которое авторам этой книги любезно дала Елена Анатольевна Руднова, руководитель группы «Петербург-Космопоиск», координатор групп «Космопоиск» по СЗФО, 18 ноября 2011 г.